Без обид

111 Нас в примерочной — пять моделей. Три итальянки и две русских. Все — умницы-красавицы, как на подбор. Народ бегает, суетится. В доме моды сегодня — показ новой коллекции. Я ближе всех к зеркалу, поэтому вижу лица девушек. Я молчу. Я наблюдаю.

В примерочную входят и выходят закройщики, стилисты, ассистенты стилистов. Лица итальянок расплываются в приветливых улыбках. Они здороваются, заводят вежливый разговор ни о чем, смеются. «Да-да, спасибо-пожалуйста. Если можно. Чем вам помочь?» Рабочий процесс. Всем хорошо и приятно.

Русская девушка сидит поодаль, в уголке, одна, ни с кем не разговаривает. Даже со мной. Она никому не улыбается, ни с кем не здоровается. Да, она хорошо говорит по-итальянски. Но она продолжает сидеть особнячком. У нее напряженное неулыбчивое лицо. Из-за этого ее красота меркнет. Она очень хороша собой. Белая кожа, черные брови и длинные до пояса черные волосы. Наверное, такой представлял себе Гоголь красавицу Оксану из «Ночи перед Рождеством».

— Come stai? (Как дела?) — обращаюсь я к ней по-итальянски.

Красавица как-то странно смотрит на меня, а потом на русском спрашивает:

— Почему ты со мной по-итальянски говоришь?.

— По правилам хорошего тона. Здесь не все разговаривают на русском языке, — она с огромным удивлением смотрит на меня, морщит носик и отворачивается, не ответив. А потом весь день старается не смотреть в мою сторону, избегая.

И все. Нет диалога. Высказать свое мнение страшно, потому что оппонент может и не согласиться с твоей точкой зрения, может дать отказ. Страх отказа — страшнее самого страха, простите за тавтологию. Невысказанность превращается в обиду. Принятие всего на свой счет — визитная карточка русских. В этом мы всех переплюнули, как не печально это признавать.

И сидит эта шемаханская царица, губки дует, на лице — жуткая обида. И самой ей уже не понять, на кого она обижается: на меня, за то, что не так ответила, на себя, за то, что не смогла ответить никак, на весь мир, потому что спроецировала ситуацию.

Умение вести диалог и адекватно воспринимать несовпадающую с твоей точку зрения собеседника — это привилегия взрослых. И я не о возрасте в паспорте. Я о состоянии души. Взрослость — это большая ответственность, на которую не у каждого хватает смелости. Смелости, чтобы принять жизнь такой, какая она есть, без подмены действий, без раздавания слонов и без поиска виноватых. Взрослость — это признать свою вину, не коря себя за ошибку, а просто сказать самому себе: «Да, вот здесь я промахнулся. Зато вот в той ситуации держался молодцом».

Взрослость — это признать, что может быть есть доля твоей вины в несложившихся отношениях: в любви, в дружбе, на работе. Взять на себя ответственность за все, что с тобой происходит в жизни, потому что ты есть творец судьбы своей, а не бабка-гадалка, к которой иногда ну так хочется сходить и спросить: «Перезвонит ли мне этот паршивец, из-за которого весь сон пропал?» И если не перезвонит, то продолжать идти с высоко поднятой головой и стараться мыслить позитивно, даже когда знаменитое «Я подумаю об этом завтра!» не помогает, потому что вообще думать не хочется.

Тогда понимаешь, что быть взрослым порой больно, а порой — чревато последствиями, но это классно, потому что у тебя сразу появляется свобода выбора, которая дороже бриллиантов. Это так здорово — быть свободным. И обида как-то сама собой проходит, а на смену ей приходит свобода, от которой легко и радостно.

Мы часто продолжаем быть детьми, прячась за чувством обиды и стараясь привлечь к себе внимание. Нам так проще и удобней жить. Но диалога на этом не построишь. А в диалоге легче поведать собеседнику о своих чувствах.

Я завидую итальянцам. Они «позволяют» себе чувства и позволяют себе говорить о них.

У меня на работе
сложилась классическая ситуация: сотрудницы сплетничали за моей спиной. С кем не бывает. Тем более в женском коллективе. Узнав об этом, по привычке я постаралась подавить в себе гнев, но обида душила меня. Одна из сотрудниц сказала: « Не держи обиду в себе, а просто подойди и поговори, расскажи, как ты себя чувствуешь и насколько тебе неприятна ситуация». Фраза «просто расскажи, как ты себя чувствуешь» для меня была сущим открытием. Вот так, без ругани и упреков, рассказать о своих чувствах и о том, как тебе больно. Почему-то никогда в голову не приходило.

Говорить о собственном состоянии души у нас не принято. То ли из-за холодного климата, то ли потому, что исторически так сложилось, не знаю.

Вот и растим мы наши «опухоли», душевные и физические. А как было бы здорово просто сесть и поговорить!

Автор — Светлана Шевчук