Что такое привязанность?

1Слушаться нас и просить нашей помощи? Приходить к нам в кровать, когда страшно, и обниматься, когда весело? Делиться с нами своими сокровенными секретами и маленькими достижениями? Искать нашей похвалы, одобрения и любви? Что за сила делает наших детей нашими?

Эта невидимая сила, связующая детей и их родителей, — привязанность.

Сердце отношений

Привязанность — это сердце отношений между родителями и детьми, их движущая сила. В самом глобальном смысле — это желание близости в любой ее форме. И физически, и психологически ребенок естественным образом привязан к маме все то время, что находится в ее утробе, и до тех пор, пока не повзрослеет достаточно, чтобы принимать независимые самостоятельные решения, и будет готов вылететь из гнезда.

Привязанность к кому-то — это синоним ориентации на кого-то. Ориентационный инстинкт является базовым для любого человека: нам необходимо глубинное знание того, кто мы, каков мир, что есть правильно, как взаимодействовать с окружающим. Так как дети неспособны ориентироваться самостоятельно, они ориентируются на того, к кому привязаны, принимая роль ведомых. Получается, что привязанность служит компасом для наших деток.

Вспомните, как часто маленькие дети бросают взгляд на маму, чтобы оценить ее реакцию на те или иные свои действия — им необходимо сориентироваться: какова ценность, правильность или полезность того, что они делают. Таким образом, ориентация ребенка на взрослого, к которому он привязан, позволяет этому взрослому направлять малыша, передавать ему свои знания и ценности, воспитывать в самом глобальном смысле этого слова. Ведь изначально дети открыты знаниям, они готовы и жаждут того, чтоб их научил жизни именно тот человек, к которому они привязаны. Соответственно, то, чему научится ребенок, зависит от того, к кому он привязан.

Природой так задумано, что дети принимают ведущую роль взрослого, привязываются к нему. Если по каким-то причинам привязанность ко взрослому страдает, дети автоматически переносят свою привязанность к тому, кто находится «в зоне доступа»: будь то папа, который сидит в декретном отпуске вместо мамы, или бабушка, на попечение которой родители «сдали» ребенка на длительное время, или ровесники. Об ориентации на ровесников я еще напишу отдельно и подробно. Сейчас мне хотелось бы подчеркнуть значимость привязанности как таковой и ее роль в процессах развития и взросления.

Когда привязанность страдает

Привязанность ребенка к взрослому первостепенна: когда появляются проблемы с привязанностью, отходят на второй план все иные сферы жизни. Например, когда совсем маленький ребенок остается без мамы (при условии, что это не является привычной практикой), он непрерывно плачет, отказывается от еды, его сложно увлечь игрушками, невозможно уложить спать, все его существо сосредоточено на одной проблеме: мамы физически нет рядом, его привязанность страдает. Другой пример, когда двое взрослых людей, страстно влюбленных друг в друга, на ранней стадии своих отношений невыносимо страдают в разлуке, все другие сферы жизни отходят на второй план, ничто не радует их, пока не произойдет воссоединение. И это не удивительно, потому что центральной привязанностью взрослого человека является его партнер. Привязанность страдает — и все краски мира блекнут.

Что же происходит, когда страдает привязанность? Наша психика устроена так, что ей свойственно оберегать себя от разрушения. В итоге, как правило, наш мозг сам выбирает доступные способы защиты. В случае с привязанностью, детям свойственно «закрываться» от уязвимости. Если отношения привязанности ненадежны, приносят боль, стыд, разделение, то мозг включает защиту от уязвимости, происходит как бы онемение чувств. Но и оно не проходит бесследно: эмоции невозможно подавлять избирательно. Если мозг подавляет желание близости, страх разделения, тревожность, то он также подавляет чувства защищённости, безопасности, психологического комфорта. Человек выживает в неблагоприятной психологической обстановке, но какой ценой? Психологическая дезориентация разрушительна и невыносима. До того момента, пока человек не достигнет психологического комфорта, он не сможет полноценно развиваться.

Согласно Ньюфелда, существует шесть уровней привязанности.

Чувства и ощущения

Физическая близость — самый первый и самый незрелый способ привязанности, он проявляется с рождения ребенка. Чем младше ребенок, тем более ему необходимо физически чувствовать человека, к которому он привязан: вдыхать его запах, слышать голос и ощущать прикосновения. Когда близость находится под угрозой или прерывается, он испытывает тревогу и протестует. Вот почему я всеми фибрами души против порочной практики оставлять детей прокричаться. Это подрывает их доверие к миру и своему объекту привязанности. Оставляет глубоко неудовлетворенной потребность в чувстве защищенности и безопасности, которое могут дать лишь гармоничные отношения физической привязанности. Жажда физической близости не покидает человека на протяжении всей жизни, но чем менее зрелой является личность, тем в большей зависимости от этого базового вида привязанности она находится.

Похожесть

Второй вид привязанности появляется примерно к тому возрасту, когда ребенок начинает ходить (на втором году жизни). Он старается стать таким же, как те, кого он считает самыми близкими. Он подражает и копирует. Мне кажется, что именно этот механизм лежит в основе воспроизводства семейной модели поведения и отношения к жизни. Будьте позитивны, терпеливы и доброжелательны друг к другу в семье, и тогда ваш малыш будет лишь преумножать вашу радость.

Принадлежность и преданность

Этот вид привязанности, если все идет правильно, также появляется в раннем детстве (примерно к третьему году) и подразумевает отношение к этому человеку как к своей собственности. Появляется ревность, желание быть на той же стороне, желание обладать («моя мама»).

Значимость

К четвертому году появляется и четвертый вид привязанности — значимость. Это — необходимость ощущать, что ты нужен кому-то. Дети становятся мягче, ищут подтверждения своей важности, они очень чувствительны к недовольству или критике того, к кому привязаны. Стремление получить одобрение кого-то заставляет нас страдать, когда мы не чувствуем, что важны именно для него. Такой ребенок приходит в отчаяние, когда глаза, в которых он ищет знаки тепла и удовлетворения, не загораются в его присутствии.

Чувства

Этот вид привязанности появляется примерно на пятом году жизни. Ребенок начинает любить, он отдает вам свое сердце. Если раньше он говорил «люблю маму» больше имитируя других, то теперь он действительно любит маму, поёт песни о любви и рисует сердечки. Это привязанность посредством эмоций, время, когда ребёнок физически готов расставаться с теми, кто ему дорог, без существенного ущерба для своей психики. Но когда отдаешь кому-то свое сердце, есть риск, что тебе его разобьют. Возможно, именно поэтому некоторые люди не способны быть эмоционально открытыми и чувствительными, если в раннем возрасте почувствовали себя отвергнутыми или брошенными. Человек, который любил и был ранен любимым, может впоследствии предпочитать другие, менее эмоциональные виды привязанности.

Быть познанным

Первые признаки этого последнего вида привязанности, как правило, становятся заметны к тому моменту, когда ребенок идет в школу. В этом возрасте чувствовать близость с кем-либо, для ребенка значит чувствовать, что этот человек тебя знает. Здесь малыш уже не физически, а психологически испытывает потребность быть увиденным и услышанным. В стремлении к такой близости, ребенок будет делиться своими секретами. Фактически, знаком такой близости часто и являются общие секреты. Дети, ориентированные на родителей, не любят хранить от них секреты, потому что для них это означает потерю близости.

Ничто не делает человека таким уязвимым, как психологическая нагота. Для многих риск поделиться с другим человеком самым сокровенным и быть непонятым или отвергнутым просто неприемлем. В результате, этот вид близости является самым редким, и в этом заключается причина того, что большинство из нас неохотно делится даже с любимыми людьми опасениями и страхами, касающимися нас самих. Тем не менее, никакой другой вид близости не может превзойти по своей силе ощущение того, что тебя знают и все равно любят, принимают, одобряют и радуются тому, что ты есть.

Выводы

Из этого становится очевидным, что если для грудничка нарушением привязанности, вызывающим страдания, станет физическое разделение, то для ребенка постарше — отсутствие эмоционального контакта. То же самое происходит и в отношениях между партнерами: в первое время они стремятся быть максимально близки физически, и уже позже на первый план выходит психологическое единство. Такая эволюция привязанности — черта не только детско-родительских отношений, но и любых отношений вообще. Чем более зрелыми они являются — тем больше акценты привязанности смещаются с физической сферы на психологическую.

Задача родителей — как и партнеров, которые желают достичь зрелых отношений — состоит в том, чтобы пройти со своим ребенком все эти уровни и достичь состояния самой глубокой близости. Чтобы мозг ребенка мог нормально развиваться, он должен находиться в состоянии покоя. Зная, что о нем заботятся и принимают, ребенок может спокойно исследовать свои глубины. В то же время любые нарушения привязанности, дискомфорт и страдания тормозят психологическое взросление, т.к. перед психикой в первую очередь стоит задача восстановить комфорт в привязанности. В таких условиях у нее нет ресурса на развитие. Только опираясь на здоровую привязанность, мы сможем эффективно выполнять родительские функции, и только здоровая привязанность создает благоприятный контекст для развития и взросления.

Парадокс

Парадокс состоит в том, что когда ребенок к нам не привязан или привязан недостаточно сильно, родительство становится очень трудным, и тогда мы начинаем считать, что родительство дается нам тяжело потому, что мы чего-то не умеем или не знаем. Разница между естественной силой, которую дает нам привязанность, и искусственными способами воздействия на ребенка огромна. Послушание воспринимается ребенком как естественное состояние и не унижает его достоинства: он не подчиняется, а прислушивается к авторитету. Взрослые, в свою очередь, заботятся о ребенке, а не утверждают свою власть над ним.

***

В заключение я хочу еще раз подчеркнуть, что взрослым нужно работать в первую очередь над укреплением детской привязанности, и тогда она сможет работать на них. Чем больше проблем в привязанности между детьми и родителями, тем тяжелее выстраивать отношения с ребенком и, как следствие, его воспитывать.