Мифы о депрессии

5_mifov_o_depressiiДепрессия, пожалуй, одно из самых загадочных заболеваний нашего времени. Вроде бы все о ней говорят, но при этом мало кто относится серьезно. Большинство людей в России воспринимают депрессию, скорее, как некую хандру, плохое настроение, которое «пройдет само собой, надо только взять себя в руки».

Между тем депрессия, наравне с болезнями сердечно-сосудистой системы, становится наиболее распространенным недугом в современном мире. Согласно результатам различных исследований, им страдает до 20% населения развитых стран. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) хотя бы раз в жизни депрессивное расстройство испытывает 10% мужчин и 20% женщин.

Какими же мифами «обросла» депрессия, и насколько они соответствуют действительности?

Первый и главный миф о депрессии, как уже говорилось, основывается на нежелании многих наших сограждан признать ее в качестве весьма серьезного, реального заболевания, требующего квалифицированного лечения. Они думают примерно так: я сильный, самостоятельный, я сам справлюсь, вот возьму себя в руки, и все пройдет… Увы, это иллюзия, причем весьма опасная.

Конечно, если бы речь шла просто о некой сложной жизненной ситуации, стрессе, понятно, что человек вполне способен справиться с собой. Но лишь при одном условии: он должен быть здоров. В период же депрессивного расстройства даже сильный, волевой человек, находится в измененном состоянии, когда обычные способы саморегуляции не работают. Более того, пытаясь самостоятельно «побороть» депрессию, больной только продлевает свои мучения и загоняет проблему глубже внутрь, что чревато самыми непредсказуемыми и печальными последствиями.

Отметим, что депрессивное расстройство затрагивает не только психику человека, но и существенно влияет на его физическое состояние.

И отсюда естественным образом проистекает второй миф о депрессии: если что-то болит или не в порядке какие-либо системы организма, надо лечиться у врача и только у врача. С одной стороны – это правильно. Безусловно, нельзя пускать болезнь на самотек, а уж тем более заниматься самолечением. Однако бывает, что человек обследовался у терапевтов, кардиологов, неврологов, которые не обнаружили у него никаких органических изменений. И все же он упорно (и безрезультатно) продолжает ходить по врачам, страдая при этом от соматических проявлений депрессии – вегето-сосудистой дистонии, головных болей, головокружения, колебаний артериального давления и температуры тела, болей в сердце, нарушений сна, аппетита, учащенного мочеиспускания, запоров или диареи и др. Тогда как в подобных случаях за действенной помощью надо обращаться к психотерапевту.

А мешает ему сделать это третий миф о депрессии: разве можно разговорами вылечить от серьезного заболевания? Во-первых, многолетняя практика психотерапии показала, что очень даже можно. Известно немало случаев успешного избавления от депрессивного расстройства только с помощью психотерапевтических бесед. Несомненно, огромную роль здесь играет мотивированность клиента, его готовность работать над собой – совместно с психологом. Во-вторых, в тяжелых случаях (когда уровень депрессии по шкале Зунга равен или превышает 48 баллов) лечение депрессии состоит из двух параллельных курсов: собственно психотерапия и прием антидепрессантов. Вещества, входящие в состав лекарства, стабилизируют настроение больного, что позволяет более эффективно решать психологические проблемы.

И тут нас подстерегает четвертый миф о депрессии: прием антидепрессантов грозит зависимостью от лекарства, а также «синдромом отмены»* – уж лучше попить старые добрые успокоительные. На самом деле антидепрессанты не вызывают привыкания и развития синдрома отмены (Синдром отмены — развитие симптомов или состояний (rebound-синдром) на устранение которых было направлено действие отменяемых препаратов (например, повышение артериального давления после отмены гипотензивного средства, усиление стенокардии после отмены антиангинальных средств и т.д.).(Википедия)) в отличие от популярных в России успокоительных: феназепама, реланиума, элениума, тазепама и др., а также широко используемых у нас корвалола, валокордина. Кроме того, бензодиазепиновые транквилизаторы и фенобарбитал, входящие в состав последних, при длительном применении снижают чувствительность к другим психофармакологическим средствам.

При правильно подобранном антидепрессанте и строгом выполнении больным указаний специалиста наступает полное излечение от депрессии. Длительность лечения врач-психотерапевт назначает индивидуально в каждом конкретном случае. Но, как правило, курс длится от четырех месяцев до года, иногда дольше. В некоторых случаях назначается дополнительная поддерживающая терапия, чтобы закрепить эффект.

Следует учесть, что легче всего поддаются лечению депрессии длительностью менее полугода. Если человек откладывает посещение специалиста на два-три года, а то и на восемь – десять лет, то курс лечения значительно увеличивается, и может достигать полутора – двух и более лет.

Напоследок приведем сведения о депрессии, предоставленные Московским НИИ психиатрии МЗ РФ.

Проявления депрессии очень разнообразны и варьируют в зависимости от формы заболевания. Перечислим наиболее типичные признаки этого расстройства:

Эмоциональные проявления:

• тоска, страдание, угнетенное, подавленное настроение, отчаяние;

• тревога, чувство внутреннего напряжения, ожидание беды;

• раздражительность;.

• чувство вины, частые самообвинения;.

• недовольство собой, снижение уверенности в себе, снижение самооценки;.

• снижение или утрата способности переживать удовольствие от ранее приятных занятий;

• снижение интереса к окружающему;

• утрата способности переживать какие-либо чувства (в случаях глубоких депрессий);

• депрессия часто сочетается с тревогой о здоровье и судьбе близких, а также со страхом показаться несостоятельным в общественных местах.

Физиологические проявления:

• нарушения сна (бессонница, сонливость);

• изменения аппетита (его утрата или переедание);

• нарушение функции кишечника (запоры);

• снижение сексуальных потребностей;

• снижение энергии, повышенная утомляемость при обычных физических и интеллектуальных нагрузках, слабость;

• боли и разнообразные неприятные ощущения в теле (например, в сердце, в области желудка, в мышцах).

Поведенческие проявления:

• пассивность, трудности вовлечения в целенаправленную активность;

• избегание контактов (склонность к уединению, утрата интереса к другим людям);

• отказ от развлечений;

• алкоголизация и злоупотребление психоактивными веществами, дающими временное облегчение.

Мыслительные проявления:

• трудности сосредоточения, концентрации внимания;

• трудности принятия решений;

• преобладание мрачных, негативных мыслей о себе, о своей жизни, о мире в целом;

• мрачное, пессимистическое видение будущего с отсутствием перспективы, мысли о бессмысленности жизни;

• мысли о самоубийстве (в тяжелых случаях депрессии);

• наличие мыслей о собственной ненужности, незначимости, беспомощности;

• замедленность мышления.

Для постановки диагноза «депрессия» необходимо, чтобы часть перечисленных симптомов сохранялась не менее двух недель.

Чем раньше поставлен верный диагноз и начато правильное лечение, тем больше шансов на быстрое выздоровление, на то, что депрессия не повторится вновь и не примет тяжелой формы, нередко сопровождающейся желанием покончить с собой.

Павлова Ольга Николаевна — кандидат психологических наук, психотерапевт психоаналитической ориентации, член правления, руководитель комитета клинического психоанализа, действительный член Русского психоаналитического общества, г. Москва, профессор кафедры психологии социальной работы Национального института имени Екатерины Великой г. Москва:

Если говорить про мифы о депрессии, то я бы предпочла бытующий в юнгианской традиции психоанализа: депрессия – это женщина в черном, которая стучится к вам в дверь. И если вы не откроете ей и не пригласите к столу, а потом искренне не расспросите, она будет вечно стоять у порога. Из этой психотерапевтической притчи довольно прозрачен вывод о том, что собственно нужно для того, чтобы помочь человеку, страдающему депрессивным недугом. Надежным инструментом лечения является исследование его психической вселенной в процессе психотерапии в попытке выяснить что же, собственно, вызывает его страдания, во время которого и происходят пусть очень медленно, но устойчиво изменения его личности. Обращаясь к своему опыту, скажу, что за весь период моей работы психотерапевтом ни одного вылеченного медикаментозно не наблюдала. А это не много не мало 13 лет ежедневной практики психоаналитической работы, где, как правило, у обращающихся за помощью людей депрессия присутствует в разных формах и проявлениях: как симптом, как само расстройство или в более тяжелых случаях как психическая болезнь. Кроме того, три года проводя экспериментальную научную работу в процессе сбора материала для кандидатской в психиатрических больницах г. Москвы (кстати, посвященной непосредственно теме депрессии), я тоже не встретила излеченных от депрессии медикаментозными препаратами. «Фармаколизированный» подход в терапии депрессий позволяет «подавить» и снизить остроту проблемы, но не разрешить ее.

Другим не менее маловажным моментом надо отметить метаморфозы психических расстройств в настоящее время. Во-первых, само понятие депрессии очень широкое и включает различной глубины повреждения психических структур — это психотические, невротические, пограничные депрессии. Кроме того, депрессия может быть симптомом, сопровождающим какое-то либо другое психическое расстройство. И здесь очень важно не ошибиться с диагностикой – необходимо точно понимать, что же мы лечим? Во-вторых, депрессии «уже не те, что раньше». Поэтому многое из указанного Московским НИИ психиатрии МЗ РФ даже как критерии внешней симптоматики депрессии давно устарели, и, кроме того, в данной диагностической сводной схеме совсем нет места ее истинным глубинным факторам и причинам. Лечение по поверхности — суть которого в облегчении симптомов – может быть для психиатра или психотерапевта легче и успешней, но не меняет внутренних глубокоукоренных в личности неполадок: убрав симптом в одном месте, мы получим его спустя недолгое время в другом и, чаще всего, с усилением проявлений.

Сегодняшнее время, которое сейчас называют эпохой нарциссизма, формирует другие стили и смыслы жизни, влияет на внутренний мир человека, образуя в его личности констелляции, которые приводят к новым формам нарушений. В связи с этим, тот исторический опыт, который мы имеем по борьбе с болезнью века, оказывается не очень — то применим к ее «новой модификации», имя которой – нарциссическая депрессия, основными проблемами которой становятся болезни тела и экзистенциальные инвалидизирующие и дезадаптирующие состояния: пустоты, гложущей тоски, зависти в которой себе человек не отдает отчета, непонятной тревоги, разочарования, потери смысла и удовольствия в жизни. В свете отмеченных факторов, уверенность человека в возможности противостоять невидимому врагу в действительности является лишь иллюзорным всемогуществом человека, которым бы ему хотелось обладать.