Надоело бояться

Страх есть тогда, когда агрессия задавлена, когда прижимаешь себя там, где показать нужно, где пора бы уже козырек достать, а ты в поддавки играешь. Доколе? Доколе, я спрашиваю, так делать будешь?

Сколько себя помню, всегда чего-то боялась. То одного, то другого. Сделаю — боюсь. Не сделаю — боюсь. Боялась, что не так сделаю, не получится, получится, а что потом, что отругают, что не обратят внимания, что обратят и опять же наругают. Короче, куда ни кинься — везде только страх.

Приходит ко мне как-то приятель и говорит: мне 50. Так надоело бояться. А он из тех, кто «много видит и подмечает». Из тех, кому бы свои замечания о людях в книгах описывать детально да выводы соответствующие делать, а ещё людей по косточкам разбирать. Ну так, для анализа, или для порядка. Короче, таких не сильно жалуют. Потому что те видят много. И если ещё эти «много видящие» молчат, то можно их потерпеть, но если они хотя бы бровью начинают вести, тут уж их отношение к другим на их лицах начинает писаться. И все узнают об истинных чувствах к ним. Ну вот пример.

Надоело бояться

Одна тетенька все хотела хорошей казаться. Все про себя самольстивые песни исполняла. И все слушали да помалкивали. А он возьми, да разгляди в ней сторону темную. В которой она своё же темное прятала, а рекламировала изюминки. И с тех пор она видеть его не хочет, и все потаённое «г» теперь на него вылить и норовит. А он и не знает, то ли опять незрячим прикинуться, то ли с гордостью себя нести. У многих в этом месте собака порылась. Я про собственную силу, про умение видеть и подмечать фальш, которая часто в уши прям норовит пробраться, а потом в сознание. И уже сидеть там сиднем на самовозведенном троне и провозглашать себя самым-прЕсамым.

Хорошо написала верхушку, да не разъяснила про силу саму. Все дело в том, что сила наша там, где не работают заученные сдерживающие механизмы. Это когда здороваться нужно со всеми, уважать всех, относиться ко всем пусть не с любовью, но с симпатией, благодарить за все, а ещё лучше своё отдавать и благодарности не ждать. И тогда лежишь такой вечерком, мучаешься
бессонницей, а из левого глаза ручей хочет сигануть в океан. Значит передоз уже в сантиментах. Не усмотрел ты свой интерес. По заученному жил, свою силу на других растратил.

Страх есть тогда, когда агрессия задавлена, когда прижимаешь себя там, где показать нужно, где пора бы уже козырек достать, а ты в поддавки играешь. Доколе? Доколе, я спрашиваю, так делать будешь?

И тут, в один прекрасный день ты понимаешь, что вдувал себе. А они удовлетворены. Во парадокс какой. И они в белом костюмчике, а твой уже замусолен. И к тебе возвращается твоя злость или агрессия. И ты радостно ее встречаешь и чувствуешь прилив такой силищи, что давно знать о себе не давала. И больше не инстинкты и научения там всякие управляют тобой, а ты сам всем управляешь через желания свои. И тут-то все и начинается. И пусть начинается. Ведь бояться-то уже надоело!

Екатерина Кульбицкая