Причины супружеских измен

001Мотивы вступления во внебрачные снязи приводятся разные. Так, Т. М. Заславская и В. А. Гришин указывают семь мотивов:

1.Новая любовь. Эта причина характерна для браков, где любовь незначительна или вовсе отсутствует (рассудочные, рациональные или
вынужденные браки, основанные на выгоде, страхе одиночества).

2.Возмездие — стремление отомстить за супружескую неверность.

3.Поруганная любовь — отсутствие взаимности, безответность чув­ства. Поиск любви в другом партнерстве, где возможна взаимность.
Иногда сам изменяющий не любит нового партнера, но откликается на его чувство.

4.Поиск нового любовного переживания, как правило, характерен для супружеств со значительным стажем, либо это может быть в семьях с
такой моралью, когда от жизни стремятся получить все возможное.

5.Восполнение — с помощью супружеской неверности пытаются восполнить недостаток любовных отношений — из-за длительной раз­луки, болезни супруга и иных ограничений на полноту любви в браке.

6.Тотальный распад семьи: измена — фактический результат созда­ния новой семьи, когда первая воспринимается как нежизнеспособная.

7.Случайная связь — когда измена не характеризуется регулярнос­тью и глубиной переживания (опьянение, настойчивость партнера, «удобный случай»).

О. Лосева пишет о различиях в мотивировках измен у муж­чин и женщин. По данным социологического опроса, мужчины чаще всего объясняют это половой потребностью. Большей частью эта по­требность, не связываемая с какими-то эмоциональными или духов­ными сторонами общения, удовлетворяется со случайными, малозна­комыми партнершами (такие связи составили около 1/3 всех внебрач­ных контактов) либо в кратковременных, «мимолетных» связях с давними знакомыми, сослуживицами, женами друзей и т. д. (1/4 всех связей).

Того же происхождения и половые связи, провоцируемые времен­ным отсутствием жены — отъездом в командировку, в отпуск и т. д. Отъезд жены расценивался частью опрошенных как достаточное ос­нование для поисков временной ее замены. Состояние алкогольного опьянения многие мужчины считали прямой причиной внебрачной связи. Однако, по мнению Лосевой, правильнее его расценивать как способствующее этому обстоятельство.

На третьем месте (по убывающей степени значимости) — любовь к другой женщине. На это обстоятельство указал один из десяти муж­чин, имеющих внебрачные отношения. Таким образом, для мужчин роль любви как мотива внебрачных связей невелика.

Каждым десятым из мужчин, вступающих во внебрачные связи, движет любопытство. В ряде случаев мужчины вступают во внебрач­ные связи во время ссор с женой, сгоряча, из желания отомстить и са­моутвердиться. Некоторые из ответивших стали, по их словам, «жерт­вой» настойчивости женщин.

Самую же большую группу (более 1/3) составили те, кто не ответил на вопрос, то есть не смог или не захотел проанализировать, что побу­дило их к внебрачным связям.

К. Ботуин, ссылаясь на Дэвида Моултона, утверждает, что большая часть измен американских мужчин происходит на 14-м году брака или около этого времени, когда приближается кризисная дата — сорокалетие (37—39 лет — наиболее статистически вероятный возраст).

 

Мужские измены провоцируют: беременность жены (начинает чув­ствовать себя несвободным, а жена начинает восприниматься в каче­стве матери), рождение ребенка (сосредоточенность матери на ребен­ке), вес жены, превышающий норму (американские мужья сердятся, если вес жены вскоре после свадьбы увеличивается). Согласно различ­ным исследованиям, американские мужчины, так же как и российс­кие, характеризуют свои внебрачные отношения связи в большей сте­пени как сексуальные, чем эмоциональные. Вероятно, в этом прояв­ляется всеобщая мужская черта. По утверждению Карел Ботуин, мужчин от внебрачных связей удерживают морально-этические нор­мы, а также страх потерять женщину, которая играет важную роль в их жизни, или страх последствий, которые скажутся на их отношениях.

Существуют несколько противоречивые данные о влиянии неудовлет­воренности отношениями в браке на вероятность внебрачных связей.

О. Лосева приводит данные социологического опроса, по которо­му выясняется, что для мужчин этот мотив (возможно, как мотив, но не как глубинная причина измены) не слишком значим: его указали только 10% имевших внебрачные связи. То же подтвердилось и дан­ными об их поведении: среди имевших внебрачные связи более по­ловины были вполне удовлетворены отношениями в браке. Те, кто вступил во внебрачные связи, будучи неудовлетворенным в браке, в качестве основных мотивов этой неудовлетворенности указали не­достаток взаимного чувства и неопытность жены как сексуального партнера.

Ответы женщин достаточно сильно отличались от ответов мужчин. На первый план здесь выступило то, что для мужчин было сугубо вто­ростепенным, — неудовлетворенность в браке. Значимость этого мо­тива для женщин подтверждается и другими данными: среди имевших внебрачные связи женщин только 1/3 удовлетворены браком, и 2/3 не­удовлетворенных.

Поданным С. И. Голода, из максимально удовлетворенных браком женщин внебрачные связи имели 1/4 женщин, из средне удовлетво­ренных — 44%, из неудовлетворенных — 65%. С этим вполне согласу­ется и гораздо большая значимость любви к внебрачному партнеру как мотива внебрачной связи: не удовлетворенная в браке женщина ищет серьезной привязанности во внебрачных отношениях. Американские женщины изменяют своим мужьям ради удов­летворения своих эмоциональных потребностей, они рисуют свои ро­маны преимущественно в эмоциональном, а не в сексуальном свете.

Существует и другая точка зрения на соотношение удовлетворен­ности браком и возможностью (опасностью) супружеской измены, ко­торой придерживается У. Харли. Изучая супружеские отноше­ния как бы «изнутри», не с помощью анкет, а непосредственно в пси­хотерапевтической работе с супружескими парами, он пришел к выводу о наличии определенных глубинных потребностей мужей и жен в бра­ке, дефицит удовлетворения которых очень часто толкает людей на путь измен. Харли выделяет пять основных потребностей у мужей и столько же у жен, но эти потребности, по его наблюдениям, сильно различа­ются.

Интересным является наблюдение Харли: при дефиците хотя бы одной из этих потребностей (например, потребности в общении у жен­щин), человек постоянно чувствует несправедливость такого положе­ния вещей, и возможный источник поддержки в лице кого-то третьего становится магнитом, затягивая его в ловушку измены. Из любовного треугольника часто бывает трудно выбраться, так как часть потребно­стей удовлетворяет по-прежнему супруг, в то время как другую часть — новый партнер.

А. Я. Варга подчеркивает, что измена никогда не бывает внезапным событием, по ее замечанию, «обвал» готовится постепенно. Судя по приводимым автором примерам, эти нарушения связаны, по сути, с не-удовлетворяемыми потребностями одного из супругов и с нарушени­ем негласного супружеского соглашения, когда ожидания ведущего в паре не выполняются.

По наблюдениям Харли, женщины, изменявшие своим мужьям, при психотерапевтической работе с семьей, в ситуации, когда мужья научаются удовлетворять их основные потребности, возвращаются в семью, и бывший любовник теряет для них притягательную силу. У мужчин, вовлеченных в любовную связь на стороне, существует опас­ность возврата к любовнице даже через 5—6 лет после разрыва связи. Харли рекомендует своим пациентам жить со своими бывшими парт­нершами в разных городах и, по возможности, в разных штатах, если они искренне хотят сохранить семью.

Опыт практической работы Д. Делиса с семейными парами пока­зал, что существуют определенные особенности личности, связанные с большей вероятностью супружеской неверности. Им также обнару­жены некоторые закономерности формирования личности «изменя­ющего супруга». На связь особенностей сексуального поведения и черт личности указывал также Айзенк.

 

Привлекательность измены связана у мужчин с такой личностной чертой, как доминантность. Фактическое наличие внебрачных связей отрицательно коррелирует с возрастом: чем моложе опрошенные, тем больше среди них нарушающих супружеские нормы, и наоборот (в воз­растном диапазоне от 19 до 35 лет).

Исследование отношения женщин к мужской неверности показа­ло, что более тревожные и более ответственные женщины (факторы «О» и «G» в опроснике Кеттела) негативно относятся к теоретической возможности измены супруга (корреляция надостоверном уровне значимости). Доминантность и социабельность (комформность) как лич­ностные черты женщин статистически значимо взаимосвязаны с тео­ретической терпимостью к возможной измене супруга. Возрастные взаимозависимости у женщин аналогичны мужским: чем старше опрошенные (в диапазоне от 20 до 60 лет), тем более непримиримо они относятся к измене, расценивая это как аморальное поведение.

К. Имелинский отметил, что тенденция к измене определяется не только половым инстинктом, но и обычным стремлением человека к поиску новых переживаний. Такая тенденция наблюдается в различ­ных областях человеческой деятельности, например в туризме (посто­янный поиск новых туристских маршрутов, приносящих новые зна­ния и вызывающих новые впечатления и эмоции). В сексуальной об­ласти это проявляется поиском новых партнеров. Стремление к переменам может быть различным. Согласно Имелинскому, оно по­ложительно коррелирует с общей жизненной энергией человека. Зна­чение имеют и такие свойства личности, как способность завязывать контакты, смелость и способность к самоотдаче. Нерешительность, пассивность и страх затрудняют измену. Сохранение мерности с этой точки зрения зависит не столько от стремления контролировать про­явление полового инстинкта, сколько от избирательного контроля за стремлениемкпеременаминовым впечатлениям в эротико-сексуаль-ной области. Мотивом такого контроля может быть любовь или чув­ство долга. В период влюбленности у супругом автоматически прояв­ляется стремление к сохранению стаСнип.пости и верности. Позднее же должно усилиться действие психических тормозов: осознание дол­га и ответственности, сознательное стремление предотвратить конф­ликтные ситуации, угрожающие браку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой: