Про тонкие места

001Автор — Ксения Аляева
Читала как-то статью, где были приведены результаты исследования на предмет «почему одни люди в опасных ситуациях склонны предпринимать действия по спасению себя, а другие парализуются и в большинстве случаев погибают?».

Выжимка этих исследований — люди парализуются или успокаиваются(!) (например, когда самолет горит или когда цунами, тайфун, землятрясение и пр.), потому что в их представлении, они не могли попасть в такую ситуацию.

Люди же, которые допускали возможность попадания в такую ситуацию, заранее продумывали свои действия и благодаря этому спасались, ибо знали что делать.

Я не специалист в области чрезвычайных ситуаций, я работаю в сфере психического здоровья, поэтому мне кажется, что знать о своих «тонких местах» и задавать критерии собственной безопасности очень важно.

Начну по-порядку, не торопясь.

У многих из нас (если не у каждого) есть свои «тонкие места». Формируются они в силу многих обстоятельств — типа нервной системы, травматического опыта, среды, в которой росла и формировалась личность.

Если ребенок рос в семье, где было много насилия, то для него это насилие было нормой — это та среда, в которой он формировался и адаптировался к ней.

Под насилием я имею ввиду не только физическое насилие, но так же и обесценивание, неуважение, игнорирование, не обозначение тех базовых вещей, о которых должен знать каждый человек, чтобы успешно интегрироваться в среду обитания (напр., что дорогу нужно переходить на зеленый свет или напр, рассказ о сексе в безопасной и понятной ребенку форме).

Так вот, «тонким местом» для такого уже выросшего ребенка будет вопрос распознавания и безопасного для себя и окружающих отстаивания границ.

Люди, выросшие в таких семьях, как правило, и во взрослой жизни склонны позволять в отношении себя недопустимо много. Например, остаются в отношениях, в которых рушатся, не решаются отстаивать свои права на работе, оказываются в ситуациях и отношениях, где их используют.

Там, где человек, выросший в уважительных и принимающих отношениях, встает на дыбы или бежит из отношений, такие люди не успевают распознать опасность для своего психологического благополучия и тревога начинается лишь тогда, когда обнаруживаются внутренние разрушения.

Или еще есть вариант — при первых похожих даже отдаленно признаках нарушения границ, поднимается ярость (накопленная за все годы несправедливости в семье) и сила ярости неадекватна ситуации.

И снова получается разрушение — обнаружив после своего выплеска ярости выжженное до тла пространство отношений, возникает чувство вины и/или стыд. Или еще эту ярость можно обращать на себя и соматизироваться, уходить в депрессии. В общем, вариантов масса и все они в большинстве случаев грустные.

Есть еще одна «фишка» — формирование сверхценностей. Личностная ценность — это некое базовое убеждение человека, сформированное из его опыта (не интеллектуальных соображений) и личностной ориентации.

Ценности как правило формируются на основе печального опыта. Например, если человек однажды был предан и очень поранился в этом опыте, он может сформировать для себя ценность — верность. Если прошел, например, через голод — еда станет ценностью. Если хорошо знакомо одиночество, то близость будет ценна. И так далее.

Если какая-либо базовая потребность была не удовлетворена длительное время, то речь уже заходит не о ценности, а о сверхценности. Особенно это касается детского опыта.

Например, если ребенку в детстве не довелось переживать телесную близость с родителями, то этот дефицит выразится в сильнейшем голоде по телесной близости, которая во взрослой жизни, скорее всего, перерастет в важность телесной близости с партнером по отношениям.

Если детско-родительские отношения были дистантные, где родители заботились функционально (одет-обут-накормлен), но не дружили с ребенком, не замечали его как личность, не интересовались и не поддерживали его в переживаниях (особенно в случае неудач), то, вероятнее всего, во взрослой жизни голод по близости будет столь велик, что могут возникнуть трудности во взаимоотношениях с партнерами по отношениям — многим людям столько и настолько глубоко не надо быть в близости.

Если ребенка часто и внезапно бросали (ясли, внезапное переселение к бабушкам-дедушкам), интернаты и пр., то вероятнее всего это в будущем может выразиться в контроле и желании постоянной совместности с партнером.

Ну и так далее. Думаю, схема понятна.

Так вот, мне кажется, в той или иной степени, у каждого из нас есть свой голод. И если мы о нем не знаем, то это может привести к неприятным, на мой взгляд (и опыт) последствиям.

Например, увлекшись утолением своего голода, можно обнаружить себя (но уже когда по самые уши) в зависимых отношениях (а это, между прочим, не просто «я без тебя не могу», это такое же попадалово, как обнаружить себя в запое, хотя долгое время казалось «я в любой момент могу остановиться». И на кону стоит собственная личность, психическое и физическое здоровье), можно регулярно себя обнаруживать в каких-то неприятных историях, связанных с насилием и обманом и недоумевать «как опять такое со мной могло произойти?», можно ходить по одному и тому же кругу, повторять одни и те же сценарии в отношениях, обнаруживая себя уже истощенным в этом круге, но не успевать осознавать — как же я зашел(ла) на этот круг?

Так вот, обнаружение и осознание своих личностных дефицитов, на мой взгляд, чрезвычайно важное для собственной безопасности занятие. Ибо если есть ясное знание про себя, что «вот в этом месте я голоден», то есть возможность это место бдить с особым вниманием. Ибо если его не бдить, то голод застилает глаза и разум, тянет непонятно куда как магнитом, все потенциальные угрозы уходят в фон и понеслась.

Это похоже на то, как опухший от голода человек видит еду и все — если у него не вспыхивает тревога «если сейчас обожрешься — умрешь», то все, привет.

Если вы заранее знаете о таких своих голодных местах, то этот голод не уменьшится.

Однако его можно, что называется, контейнировать на время (приостановить), чтобы проверить ситуацию на предмет — чем за это нужно будет платить, насколько это для меня безопасная «пища», в каких количествах ее можно начинать пробовать и сколько времени бдить, чтобы, опираясь на реальность, проверить полезность для себя происходящего.

Такая внимательность к реальности и время, позволят, что называется, просканировать поле, оставить себе больше ресурсов на распознание возможных опасностей и неприятностей.

Еще один, на мой взгляд, полезный момент, касающийся ощущений полезности. Самооценка даже очень устойчивого в этом смысле человека — это непостоянная характеристика. В смысле, она меняется то в ту, то в другую сторону постоянно.

У кого-то больше, у кого-то меньше. Не суть. Важно то, что когда у нас не самые лучшие времена, то даже небольшая приятность начинает нами цениться очень. И за этим можно не увидеть возможные НЕприятности. Поэтому, на мой взгляд, полезно в неголодном состоянии поразмышлять и создать для себя критерии того, чего вы в отношении себя не готовы позволять.

И самое главное — почему? Чем более реальные, честные для себя обоснования вы найдете, тем проще их в себя интегрировать, присвоить в опыт и опираться на них, защищая себя от неприятностей.