Травма начинается с молчания

Травма начинается с молчания
Если делать из драматического события, которое с вами произошло, секрет: не обсуждать его ни с друзьями, ни с психологом, то именно так оно нанесет больше всего вреда вашему психическому здоровью. Внутри человека ведь постоянно происходят эмоциональные процессы, состояния сменяют друг друга одно за другим. А если «заморозить» что-то в себе, то ужас, который поселился в человеке в тот момент, когда что-то произошло, так и останется с ним навсегда. Переживание не получит своего развития и не видоизменится. Эмоции трансформируются, когда вы рассказываете о них, смотрите со стороны, обдумываете и получаете обратную связь. Так что акция #янебоюсьсказать — своего рода терапия для каждого, кто принял в ней участие.

Если смотреть с точки зрения не отдельного человека, а общества, то она показывает, что наше отношение к насилию постепенно меняется. И у этого будут как позитивные последствия, так и негативные.

Что-то похожее происходило в Америке в 70–80-е годы. Тогда вдруг выяснилось, что чуть ли не каждая девочка пережила насилие, и все стали об этом рассказывать. При этом не факт, что все они говорили правду — кто-то просто пытался влиться в модное движение. Появилось много психологов, которые удивительным образом по рисункам детей начали определять, что те пережили насилие в раннем возрасте, а потом вытеснили это из памяти. В итоге неизвестно, сколько людей были несправедливо обвинены на фоне всего этого ажиотажа. Это как с нашумевшим «делом Макарова»: маленькой девочке делали анализ мочи и обнаружили следы спермы. Психолог из центра «Озон» провела тестирование и объявила, что отец совершил некие развратные действия в отношении своей дочери. Мужчину посадили, а ведь и сама девочка говорила, что ничего не было, и ни одного прямого доказательства его вины так и не нашли. Психолог, тестировавшая девочку, в итоге уволилась, а что там было на самом деле, так никто и не знает.

В целом понятие насилия не совсем объективно — это вопрос социально-культурный. Как-то в Швеции произошла удивительная история: антрополог ездил в Африку и долго прожил там, изучая местные племена. Он стал названным братом вождя одного из племен, а когда тот умер, привез двух его сыновей к себе домой, в Швецию. В том племени было принято ритуальное совокупление отцов со своими сыновьями — это был такой обряд инициации, без которого мальчиков нельзя было считать мужчинами. В итоге антропологу вроде как пришлось вступить в связь с этими мальчиками, и его посадили. Но ведь для того племени, где выросли его приемные сыновья, это было нормальное явление.

То, что в постах с хэштегом #янебоюсьсказать девушки рассказывают не только о непосредственном насилии, но и о бытовом харассменте, говорит, что наше общество выходит на новую ступень понимания насилия как такового. У нас появились названия для того, для чего раньше не было слов и что воспринималось как должное. Возможно, теперь ситуация постепенно начнет меняться. Но произойдет это не сразу, и в ближайшее время найдутся люди, которые специально будут приставать к девушкам и шлепать их по попе, чтобы показать, что плевать они хотели на всякие там массовые акции.

В России любой процесс, любая эмоция на каком-то этапе своего развития сталкивается с агрессией, так устроено наше общество еще со времен татаро-монгольского ига, когда князья ездили унижаться перед завоевателями и вымаливать ярлыки на княжение. Потом они возвращались и отыгрывались на своих подчиненных. Наше общество агрессивно, а понятие самоуважения в нем не сформировалось. Вместо него у нас сервильный характер: если ты выше меня по статусу, я буду полностью зависеть от тебя и как угодно прогибаться. А ведь отсутствие чувства собственного достоинства приводит к тому, что у людей просто исчезают моральные ограничения. И, к сожалению, чем ближе человек к вертикали власти и разным вертикальным структурам вроде правоохранительных органов, тем больше ему свойственна эта сервильность. Поэтому так часто полицейские говорят девушкам: «Сама виновата» и «Ты сама этого хотела, иначе бы не надела короткую юбку».

Чтобы характер нашего общества изменился, нужно, чтобы в нем появились милосердие и самоуважение. И, раз уж общество построено вертикально, положительный пример ему должна подавать именно власть. Но этого мы вряд ли дождемся. С другой стороны, мы влияем на них, а они — на нас, и каждый народ заслуживает своего правителя. И, если общество начнет меняться, начиная с маленьких групп, может, постепенно это повлияет и на всю вертикаль. Но пока что акции вроде «#янебоюсьсказать» — это лишь маленькие шаги. Они ведут в правильную сторону, но путь будет долог и извилист.

Анна Варга