Ты только не обижайся!


«Ты в этом платье похожа на гусеницу, лучше я тебе правду скажу, чем другие увидят!» Надо ли говорить ужасно одетым людям, что они нелепо выглядят? А если вы хотите помочь им стать лучше или даже спасти здоровье? Нет, не надо. Категорически.

В нашем обществе есть, похоже, стойкая идея, что это и есть зрелое «честное» поведение. «Ты только не обижайся, но девушка с усами – это ужасно. Я просто прямой человек, говорю то, что думаю! Их же не сложно осветлить». Нет, к сожалению, это не зрелое поведение, а уровень ребёнка младше 5-7 лет, у которого ещё не сформировалась рефлексия и способность ставить себя на место другого человека. Вообще в нашей культуре нет различия между зрелым выражением чувств и отреагированием – выплёскиванием своих эмоций во внешний мир без осмысления и внутренней переработки. Иногда это пугает. Зрелое размышление

Поэтому на идею о том, что полезно выражать свои чувства, люди нередко реагируют так: «Ну, знаете, если всегда чувства выражать – я тогда всем морду бить начну и меня посадят в отделение!»

Морду бить – это как раз отреагирование. Сказать человеку, который не спрашивал вашего ценного мнения о его весе: «О господи, ты же губишь своё сердце и суставы тем, что не худеешь!» или «Ты в этом платье похожа на гусеницу, лучше я тебе правду скажу, чем другие увидят!» – то же самое.

А переработка чувств, которая как раз является зрелой реакцией, выглядит так. Сначала человек отмечает: «Я испытываю плохо контролируемую ярость», «Меня дико раздражает этот человек и то, как он выглядит», «Я испытываю сильную тревогу».

Потом задумывается: «А почему? Что именно у меня вызывает тревогу, ярость или раздражение?»

Только по результатам этого обдумывания он задаётся мыслью, а стоит ли вообще озвучивать эти чувства, и если да, то: зачем? чего он собирается этим добиться? добьётся ли? и в какой форме тогда это стоит делать?

И да, если ваша цель – «спасение» человека, то по зрелому размышлению вы скорее всего придёте к выводу, что он уже всё знает лучше вас.

Вряд ли человек с ожирением уже не читал страшные статьи об ожирении и ни разу не слышал о своих рисках от врачей.

Курильщик может прочесть вам длинную лекцию о вреде курения – он знает о его последствиях больше некурящего.

А нелепо одетый человек или чувствует себя в порядке – а значит, спасать его не от чего; или имеет иные причины так одеваться: от нехватки денег до стеснения пробовать новое в одежде. И тогда вы как раз унизите его своим комментарием.

Так что лучше воздержаться.

Где-то в этот зазор должна бы поместиться ещё и такая мысль: «То, что вызывает у меня столь сильные чувства, вообще касается меня напрямую?»

Это сложная мысль, которая требует тщательного обдумывания. Потому что очень, очень вряд ли кого-то напрямую касается чужой ИМТ.

Единственный вариант, когда да – это когда у человека, допустим, диабетическое состояние или другое с прямой угрозой жизни, это медицински подтверждено, и он ваш близкий родственник или супруг. Но даже в этом случае бесконечное, каждый день сообщение о том, как он рушит своё здоровье неправильным питанием, будет пустым капаньем на мозги. Если человек не готов лечиться и корректировать диету, ваши слова будут делать только хуже.

Чужая внешность с 99%-ной вероятностью вообще никого не касается.

Очень спорные случаи, когда может:

– ваш ребёнок надел в школу что-то, что однозначно не разрешено правилами, и вас вызовут «на ковёр»;

– вы собираетесь в свет с вашим супругом(-ой) и он(а) надел(а) что-то, что нарушает дресс-код и буквально грозит разрушить вашу репутацию. Скорее всего, вы ошибаетесь и не разрушит – но если вам дико некомфортно, пожалуй, тут есть что обсудить.

Во всех остальных случаях чужая внешность, процент жира в составах тканей тела, если это тело не ваше, отношение к депиляции и манера одеваться — не касается вас никак.

Аргументы вроде: «Мне невыносимо смотреть на толстую женщину в лосинах, поэтому она должна переодеться» или «Ну неприятно же смотреть на небритые подмышки, и поэтому все вокруг должны их побрить», – возвращают нас к пункту об обработке чувств без немедленного выплёскивания.

Честные результаты этой обработки могут быть такими:

«Я испытываю дикую ярость, потому что считаю, что имею право флиртовать и носить привлекающую внимание одежду, только находясь в нулевом размере и каждый второй день проводя полуторачасовые тренировки. И тут я обнаружила, что рядом со мной женщина, весящая под 100 килограммов, считает, что она уже этого достойна без предварительной подготовки. Более того, на её заигрывания кто-то отвечает! Это приводит меня в бешенство и одновременно вызывает желание плакать от
бессилия».

Или такими:

«Я вижу, что этот человек присвоил себе право судить о собственной внешности самостоятельно, без сравнения с общепризнанными красавцами / красотками, нормами бьюти-практик и фотографиями из глянцевых журналов. Мне сорок лет, и ни разу за эти сорок лет я не пользовался (-лась) подобным правом. Это вызывает у меня сложную смесь боли, грусти, гнева, зависти и разочарования».

Или такими:

«Мне очень сложно спокойно смотреть на всё, что хоть как-то не соответствует моему представлению об идеальном. На неидеально вымытый пол. На неидеальную, с моей точки зрения, внешность. На свою и чужую неидеальную жизнь. Мне сразу больно, плохо и зудит всё неидеальное исправить. Чем я и занимаюсь, поэтому – сними это немедленно!»

Яна Шагова