Значение чувства вины в формировании личности

111Изучая чувство вины на базе исследований различных авторов и подходов, можно прийти к интересному выводу: вина – это эмоция, которая сопровождает человека на протяжении всей жизни. Ее феномен заключается в многогранности, так как у каждого человека она проявляется совсем не так, как у другого. От чего же это зависит, и почему при всей неприятности этой эмоции, она все же так необходима?

На самой заре цивилизации в структуре человеческого мышления появилась так называемая «цензура» (или, по К. Г. Юнгу, «коллективное бессознательное») — различные системы табу и запретов, свойственные разным культурам. Иногда личность называет это общественным мнением. А в качестве своеобразного «наказания» за асоциальное поведение, в ходе эволюции на «коллективно-бессознательном» уровне сформировалось чувство вины. Важно отметить, что вина также зависит и от личных установок, так как не все преступники считают себя виноватыми за преступления, понятия о которых нет в их системе ценностей.

Чувство вины – это же по сути своей «хорошо» и «плохо» с точки зрения самого человека, но формируется оно, действительно, с помощью ближайшего окружения: сделал что-то – молодец, а нет – значит сам виноват, недостаточно хотел или вообще не старался, а если при всем этом тебе еще и не стыдно перед людьми?

Значит, отсутствует совесть как категория «Супер-Эго».

Кроме этого мимика, сопровождающая переживание вины, не столь выразительна, как мимическое выражение любой другой отрицательной эмоции (стыда, злости, удивления и т.п.). Поэтому людям так хочется доказать человеку, что он виновен.

Совестливые, ответственные люди вызывают уважение в обществе, даже если они не справились с заданием, но им за это очень стыдно, их даже могут начать успокаивать вместо традиционной критики. Чувство вины является регулятором социальной жизни, механизмом взаимодействия с другими и т.д.

Вина является важной функцией социализации личности и активно участвует в формировании личности. Основа ее закладывается в детстве: будет ли эта структура совестью или невротической виной, зависит от характера этих отношений. Для того чтобы ребенок мог испытывать чувство вины, он должен научиться понимать, что его поступки могут причинить вред другим людям. Ребенок может уяснить, что он способен управлять своим поведением и что он отвечает за него, но ему это нужно объяснять.

То же верно и для зрелой личности: взрослый человек, испытывая вину, в первую очередь может задать себе вопрос: «это моя вина или навязанная кем-то?», и что можно сделать для исправления, и нужно ли вообще что-то исправлять.

Вина в чем-то похожа на стыд, однако есть существенное различие: стыд может появиться только в присутствии другого человека, вина же – это сформированные стереотипы «Супер-Эго», которые влияют на личность независимо от того, знает ли кто-либо о содеянном или нет.

Функции вины

Чувство и ожидание вины становится основой личностной ответственности. Одной из функций эмоции вины является стимулирование человека исправить ситуацию, восстановить нормальный ход вещей. Такое поведение – эффективный способ разрешения внутреннего конфликта, порожденного виной.

Эмоция вины, даже ее перцепция, помогает также развить эмпатию и сочувствие, а также перцепцию относительно своего поведения. Еще одна особенность: если эмоция стыда временно затуманивает рассудок, то эмоция вины, напротив, стимулирует мыслительные процессы, как правило, связанные с осознанием провинности и перебором возможностей для исправления ситуации – это непосредственное погружение в переживание. Итак, выделяют следующие виды вины, которые могут стать причиной невротических состояний:

Какие бывают виды вины, переживаемой человеком в различных жизненных ситуациях?

«Вина» родившегося ребенка

Это достаточно распространенный семейный миф современного «аристократического» общества. Ребенку, когда он начинает осознавать себя и пытаться понять, откуда он взялся и «зачем», мама (а то и другие родственники) рассказывают в красках, с каким трудом он маме достался, как тяжело протекала беременность, как она при его появлении на свет мучилась и страдала, сколько перенесла неприятностей – и все для того, чтобы дать тебе жизнь!

Нетрудно догадаться, чем такой рассказ заканчивается: «а ты, неблагодарное дитя» – подтекст: теперь всю жизнь должен «оправдывать» эти страдания и быть верен своей матери. Получается, что ребенок виноват уже в том, что родился.

Данное утверждение часто провоцирует аналитический эдипов комплекс: «ребенок», сколько бы ему ни было лет, не может «предать» родителя и часто остается одиноким до собственной старости. Такое утверждение манипулятивно, и часто не имеет под собой достаточно веских оснований, однако очень эффективно, так как такими упреками достигается полное подчинение и послушание ребенка; подобным чувством вины мать пытается привязать ребенка к себе.

Фактически обвинение в тяжелых родах – это нежелание признавать ребенка как самостоятельную личность. Стоит отметить, что эти переживания, как правило, неосознанны.

«Вина» социального плана

Ощущение этой вины формируется, как правило, после кризиса, потери работы и тому подобных неприятностей – всего, что касается социального взаимодействия. Человек убежден, что его уволили не из-за общего сокращения, а потому, что именно он такой нехороший, не умеет понравиться начальству; еще и родственники начинают обвинять его во всех подобных грехах, а это свойственно: почему-то многие люди считают критику толчком, который заставит человека изменится. Такое положение дел очень непродуктивное и вредное, оно заставляет «застревать» в прошлом, ругать себя за уже совершенные ошибки. Такое застревание может спровоцировать сверхценную идею вины и ответственности за все происходящее, которая в дальнейшем может заблокировать активность в данном направлении. Это чувство не позволяет жить настоящим и, что самое неприятное, не дает возможности формировать будущее. Все мысли подчинены только самообвинению, и на то, чтобы думать, как улучшить свое положение, ни сил, ни ума не остается.

«Вина» жертвы насилия

К сожалению, в подавляющем большинстве случаев разговор об изнасиловании так или иначе завершается выводом по принципу «сама виновата». Опять же, кто-то знает, как правильно поступить (поздно не ходить и т.д.), а на самом деле все слишком спорно. Более того, жертвы изнасилований, если остались в живых, нередко сами лишают себя жизни – именно из-за чувства вины, а не потому, что им тяжело пережить сам факт насилия. У них просто не хватает сил дальше жить под гнетом всеобщего порицания (опять-таки, далеко не факт, что эти порицания были, но это внутреннее ощущение). Те же, кто действительно пытается повесить чувство вины за насилие на жертву, скорее всего таким образом защищаются от собственной беспомощности («со мной такого не может случиться»).

«Вина» как последствия смерти близкого человека

Это очень разнообразная и распространенная разновидность. Поскольку утрата близкого человека невосполнима, вина за то, что не сделал или не понял порой невыносима. Большой спектр переживаний: что ты сам косвенно виновен в смерти, если злился на умершего или, к примеру, плохо ухаживал за больным; страдания, что перед смертью не смогли прийти и попрощаться «как следует»; и особенно гнетущее чувство возникает после самоубийства близкого человека – это наиболее страшные угрызения совести, так как кажется что «должен был что-то заметить, спасти и т.д.».

«Вина» за грех или преступление ценностей

Через негибкую концепцию «совершенства» религиозные конфессии внедряют чувство вины в сознание тех людей, которые не подходят под их моральные критерии, основанные на их интерпретации конкретного священного Писания. Они начинают с предпосылки, что любое суждение основано на понятии совершенства. Они говорят, что совершенство – это «хорошо», а несовершенство – «плохо». Некоторые религии, ожидающие, что два человека будут одинаково понимать Бога, Истину и Писание, приговорили своих верующих к неудаче в их исканиях. Человеку, убежденному в том, что все грешное «плохо», трудно увидеть ценность и красоту, — да, даже красоту! — в грехах и ошибках. Религия утверждает, что грех – это «плохо», однако немногие священники будут отрицать, что мы учимся на своих ошибках. Религия, как никто, может формировать устойчивое чувство вины: в любой религии есть правила и ограничения, которые практически каждый хотя бы однажды преступал.

С чувством вины непосредственно связано понятие «греха» и «наказания». Религия выступает в роли значимой персоны. Контроль над личностью здесь очень скрытый: вроде бы это выбор каждого, а с другой стороны – без веры человек не может жить, но вместе с ней приобретает и ответственность, и вину. Человек берет на себя ярлык «грешника» вместе с верой. Посты, традиции и прочие правила далеко не всегда приятны, так как никогда не учитывают личностные особенности и сказываются на самочувствии (психосоматика). Естественно, не для всех это так, но человек, который считает, что грешен, обязательно должен и будет наказан за содеянное, ждет этого. Некоторые люди даже ведут внутренний диалог сами с собой, проговаривая про себя, что они заслуживают наказания. И в большинстве случаев они находят такую ситуацию, в которой они «искупают свою вину». И потом радостно сообщают всем, что их наказал Бог за их грех или они отработали кусочек своей кармы. На самом же деле это – рационализация, а с другой стороны – способ напрямую приобщиться к источнику своей веры, ведь «сам Бог меня наказал».

Вина «родители – ребенок»

Если родителям не нравится то, что делает или говорит ребенок, ему говорят в разных вариациях, что он недостаточно хорош. Осуждая годами ребенка или кого-то другого в его присутствии с позиции «хорошо» — «плохо», оценивая людей долгие годы в свете «хорошее» и «плохое», «правильное» и «неправильное» и т.д., они говорят ребенку, что, если он не сделает то-то, они очень расстроятся. Их оружием служат фразы вроде «что подумают соседи?», «ты позоришь нас!», «ты разочаровываешь нас!», «ты мог бы добиться большего!», «где твои манеры?». Этот список можно продолжать до бесконечности. В результате человек вырабатывает схему поведения, направленную в первую очередь на удовлетворение моральных норм окружающих.

Вина «ребенок – родители»

Дети манипулируют чувством вины взрослых с ранних лет. Большинство взрослых хотят быть «хорошими» и многие поступки совершают, чтобы быть «хорошими родителями», испытывая вину, если не могут соответствовать этому званию. Для принуждения ребенок оперирует фразами вроде «на самом деле ты не любишь меня!» или «родители такого-то разрешили ему это». Он также напоминает старшим о том, что они делали или не сделали, интуитивно понимая: это рождает в них чувство вины. Эта стратегия была перенята от взрослых и отражает окружение ребенка.

Вина через любовь

«Если бы ты любил меня» — каждый человек хотя бы раз в жизни говорил эту фразу. Это распространенная фраза, используемая для манипуляции своим партнером. Перевод этой фразы такой: «ты виноват, потому что не сделал этого», или: «если ты откажешься это сделать, значит, ты не любишь меня по-настоящему». Кроме того, многим кажется, что чувством вины можно привязать партнера, и он не сможет бросить. Это давление на эмоциональную сферу: жалость к партнеру или долженствование партнеру также будут вызывать чувство вины у человека, если он решит уйти. Этот тип отношений подразумевает, что любовь зависит от особого поведения, которого человек добивается от своего партнера.

Вина, внушаемая обществом

Все начинается в школе, когда человек оказывается неспособным удовлетворить требования учителей, и продолжается в течение всей жизни. Общество внушает необходимость подчинения. Если человек делает или говорит то, что считается социально неприемлемым, его тормозит чувство вины. Чувство вины, внушаемое общественным воспитанием, заставляет оглядываться, как другие отнесутся к поступкам. В этом случае достижение индивидуальных целей становится весьма затруднительным, так как это будет оцениваться. Поэтому в обществе так сильны правила этикета. Для большинства людей вопрос: «с какой стороны тарелки класть вилку?» — в буквальном смысле вопрос жизни и смерти! Вся их жизнь управляется социально приемлемыми схемами поведения, потому что они не могут вынести чувства вины (несоответствия норме). К несчастью, люди чаще предпочитают быть вежливыми, чем оставаться самими собой.

Сексуальная вина

Сексуальная вина долгое время была частью американского способа жизни. Прошлые поколения жили с сексуальными ценностями, несовместимыми с естественным желанием. Принуждаемые религиозным воспитанием, где все формы сексуального самовыражения были снабжены ярлыками «хорошо» или «плохо», «естественно» или «грешно», люди передавали свои убеждения от поколения к поколению, как заразную болезнь. Если ваша система ценностей включала какую-либо форму сексуальности, считавшуюся морально неприемлемой, вас принуждали испытывать чувство вины и стыда. Такие вещи, как мастурбация, внебрачный секс, порнография, гомосексуализм, аборты и т. д., были «плохими» и «грешными». В результате сегодня существует множество сексуальных табу, порожденных подавляемым чувством вины. Для среднего человека, с детства воспитанного на представлениях о «грязности» и греховности секса, невозможно наслаждаться любым сексуальным удовлетворением, не испытывая чувства вины. До тех пор, пока партнеры не поймут, что любая форма сексуального самовыражения, находящаяся в пределах системы ценностей человека и не наносящая физического вреда другому, правильна, — независимо от того, что говорят или думают остальные, они никогда не приобретут богатого и полного сексуального опыта.

Самонакладываемая вина

Это наиболее деструктивная форма вины и наиболее индивидуальная. Человек берет ее на себя, чувствуя, что нарушил свой моральный кодекс или моральный кодекс общества. Вина возникает, когда человек оглядывается на свое прошлое и видит, что совершил неразумный выбор или поступок. Рассматривает содеянное – было ли это неконструктивной критикой или чем-то еще, в свете теперешней системы ценностей. В большинстве случаев испытываемая вина является способом доказать, что поступки небезразличны, и человек о них сожалеет, а значит, можно что-то изменить. Но при этом застревает в прошлом, бесконечно повторяя события в памяти. Невротик всегда испытывает чувство вины. Сбалансированная цельная личность учится на примерах из прошлого. Между первым и вторым существует огромное различие.

Перекладывание чувства вины

Очень неприятно чувствовать себя виновным, тем более за объективные факты, поэтому вина тесно связана с механизмом рационализации, а также некоторой агрессии. Примерно такие утверждения транслирует человек, когда хочет снять с себя ответственность и мучительное чувство вины:

Жизнь становится все хуже, земля катится под откос.

Определенно я неудачник, всю жизнь наступаю на одни и те же грабли, не сумел достичь того, что другие. Вон как другие живут, а я.

Мне просто не везет, судьба такая, и спорить с ней бесполезно.

Я безнадежно одинок, никому не нужен, все чувствуют, что во мне что-то не так.

Люди добрые, посмотрите, как я казню себя, до чего я несчастен!

Во всем виноваты судьба, проклятие, другой человек, обстоятельства.

Это не я, оно само так сложилось.

Я не в силах что-либо изменить.

Все приведенные схемы отражают неуверенность человека в собственных силах и снятие им с себя ответственности. Какой бы ни была форма вины, это всегда опасения за некоторые отношения. Как правило, переживание вины происходит, когда индивид понимает, что его поступок вступает в противоречие с его характером. По мнению многих исследователей, в переживаниях, связанных с виной, весомую роль играет страх и печаль, связанные с возможным разрывом отношений и одиночеством. Большая часть тягостных размышлений человека, испытывающего вину, связана с ожиданием возможной реакции человека, перед которым он провинился. Переживание вины интересно еще и тем, что в отличие от страха, стыда и т.д., приковывает внимание человека к источнику вины, не отпускает человека. Умение балансировать на грани, разделяющей конформизм, продиктованный страхом, и ответственность, внушенную чувством вины, можно рассматривать как свидетельство зрелой совести и нравственного поведения.

Авторы — Реуцкий Максим, Карепова Эллина