Личные границы


Личные границы — термин совершенно умозрительный, поэтому любые претензии к другому человеку о том, что он нарушает ваши границы — вещь нелепая и справедливо вызывающая недоумение.

Тем не менее, границы существуют и, как и любой территориальный «наезд», если они нарушаются, то вызывают конфликты.

Переживание границ личностной, душевной и бытовой территории — вещь глубоко субъективная. Что русскому хорошо, то немцу — смерть. Поэтому единственный человек, который может отвечать за целостность ваших границ — это вы сами. И здесь есть проблема, если вы сами плохо понимаете, где они.

Размытость границ может быть обусловлена тремя трудностями: — я не ощущаю, что мне нечто неприятно или не подходит в поведении другого человека по отношению ко мне, и замечаю, что границы нарушены только тогда, когда уже задыхаюсь; — я ощущаю, но у меня нет или мало инструментов (слов, способов, действий), которыми я мог бы обозначить границу для другого; — я ощущаю, но терплю нарушения своих границ ради сохранения этих отношений.

Первая трудность решается повышением внимательности, чувствительности, дифференциации чувств: что именно со мной происходит, что я чувствую и ощущаю, и что конкретно вызывает это ощущение/чувство.

Вторая трудность решается развитием креативности в способах реагирования на такие деликатные ситуации.

Третья трудность решается укреплением собственной устойчивости и обучением искусству конфронтации в близких отношениях. Понятно, что чем значимее человек, тем труднее с ним конфронтировать. Под конфронтацией я здесь понимаю не агрессивный конфликт, а ясное обозначение различий с уважением к себе и другому.

Довольно часто можно столкнуться с тем, что человек, почувствовавший нарушение своих границ, обвиняет в этом другого. И, вроде, все понятно — он же наехал. Но есть вторая половина ответственности: вы не обозначили, где остановиться. Потому что, повторюсь, границы видны и ощущаются только вам и вами. И они у каждого уникальны. Их нельзя предсказать или угадать, даже если люди знакомы сто лет. Долгие отношения, конечно, обучают каким-то определенным вещам, которые видны и ясны невооруженным глазом, а так же подразумевают взаимное уважение и заинтересованность, которые позволяют развивать наблюдательность по отношению к другому.

Но есть еще три фактора:

1. Люди меняются

2. Есть нюансы, обусловленные уникальным контекстом ситуации

3. Ни один человек не может быть всегда внимательным на 100%

Поэтому нет смысла требовать от окружающих и от себя «никогда не нарушать границ». Это нереалистичное требование. Есть смысл обучаться обходиться с непростыми ситуациями: обозначать границу с уважением к другому, отходить назад без отвержения, увеличивать палитру ваших способов это делать. Нет смысла объяснять другим, как они должны себя вести по отношению к вам. Это полезно делать родителям по отношению к детям, когда дети еще ходят пешком под стол. Есть смысл разобраться с тем, как вы приглашаете других ходить, не снимая обуви, по вашей территории. И учиться останавливать и отказывать.

Далеко не все люди понимают уважительный отказ, способны остановиться, когда их останавливают. И поэтому с некоторыми людьми совершенно бессмысленно разговаривать, здесь работают только действия: изоляция, полный выход из контакта с таким человеком.

Умение отказывать и выходить из разрушительного контакта базируется на устойчивой самооценке.

Самооценка, на самом деле, это не то, как вы оцениваете себя из своего ума. На мой взгляд, это слово многих вводит в заблуждение. Самооценка — это то, насколько устойчиво вы чувствуете себя в те моменты, когда кто-то пытается вынудить или заставить вас делать или говорить нечто, что идет в разрез с вашими интересами и ценностями.

Чувствование устойчивости в своем выборе опирается на очень хорошее, ясное понимание, знание и переживание того, что для вас является главным, самым важным в вашей жизни, в ваших взглядах на жизнь. Очень легко вывести из себя человека, который этого не знает и не чувствует. Такой человек склонен ориентироваться на хор социальных мнений гораздо больше, чем на себя, его легко раздергать этими мнениями, раздробить. Поэтому основная задача человека, желающего укрепить свои границы — это сформировать ясную устойчивую позицию о себе, своих жизненных приоритетах и ценностях, своих жизненных выборах.

Формирование устойчивого «Я», приоритетов и ценностей
не является чисто интеллектуальной задачей. Это переработка личного жизненного опыта, помогающая отделить зерна от плевел, обнаружение того, как именно на меня повлиял окружающий мир и что именно я выбираю как свою жизненную позицию на основании этого опыта. Это устойчивое «Я», основанное на выкристаллизованных жизнью ценностях, и называется человеческим достоинством.

Есть еще один секрет устойчивости: истинная устойчивость растет из связанности с единомышленниками, с теми, с кем вы можете разделить свои ценности, кому вы доверяете. Именно поэтому истинная устойчивость не может быть основана на ложных ценностях, античеловеческих, поскольку нельзя по-настоящему связаться с людьми, если вы их ненавидите, презираете, не доверяете им или боитесь их. В основе такой устойчивости лежит сопереживание, эмпатия, взаимное уважение, ясный диалог и навык взаимообогащающего обмена с другими людьми.

Нина Рубштейн